Аристарх, Рассказы        02 октября 2019        20         0

Аристарх и хипстер

Аристарх сидел за компьютером в своей комнате и работал. Была весна, погоды стояли теплые, почти летние (да что там почти — просто летние), поэтому окно в комнате Аристарха было открыто. Тут еще надо добавить, что жил Аристарх на первом этаже, и окно его комнаты выходило во двор. И чтобы внести окончательную ясность в исходную картину, сообщим, что двор был проходной. И в этом дворе, как раз напротив окна аристарховой комнаты была лавочка.

Как уже было сказано, Аристарх сидел за компьютером, по двору проходили люди, пели птички, зеленели деревья, все было как обычно, и даже более того, а потому настроение у Аристарх было превосходным. До определенного момента.

Момент этот наступил, когда на вышеупомянутую лавочку напротив окна сел относительно молодой человек из тех, кого нынче модно называть хипстерами. На нем были брючки до щиколотки, мокасины на босу ногу, человек обладал бородой и волосами, собранными сзади в пучок (или как там это называется на хипстерском языке). Этот хипстер сел на лавочку и начал есть чипсы.

А чипсы, как известно, продаются в упаковке, которая имеет одно неприятное (на наш взгляд, и Аристарх с этим взглядом согласен) свойство. Она громко шуршит. А чипсы, поедаемые с жадностью, имеют свойство хрустеть.

И хипстер на лавочке продемонстрировал Аристарху оба свойства — как самих чипсов, так и их упаковки. Он хрустел и шуршал не то чтобы громко, но Аристарх почему-то пришел в сильное раздражение. До хипстера мир вокруг Аристарха был тих, приятен и даже пасторален, но пришел вот этот с чипсами, сел на лавочку и стал вносить в пастораль совершенно ненужные дополнения. От которых, в глазах Аристарха, пастораль и вовсе переставала быть таковой.

Аристарх мог бы, конечно, закрыть окно, но не хотелось отгораживаться от весеннего ветерка, от пения птичек — в общем, от той безмятежности, которая радовала Аристарха всего несколько минут назад. И Аристарх, забыв про работу, с ненавистью слушал шуршание и хруст, издаваемые чипсами, хипстером и упаковкой. Невежливо, думал Аристарх, вот так заявиться в чужой двор, сесть на чужую лавочку напротив чужого окна — и грызть свои чипсы, издавая такие ужасные звуки. В конце концов, кругом же люди, которые вынуждены слушать вот это вместо пения птичек и шепота ветерка! Но на хипстера мысленные обвинения в невежливости не действовали. Он продолжал есть чипсы, запивая их колой (Аристарху почудилось, что он слышит противное шипение пузырьков), извлеченной из пластикового пакета (который тоже шуршал, причем, по мнению Аристарха, вполне отвратительно).

Но всему, как известно, приходит конец. Пришел он и трапезе хипстера. Хипстер в последний раз сунул руку в пачку чипсов, издав соответствующее шуршание, сунул в рот последнюю порцию чипсов и прожевал их, издав соответствующий хруст. Затем скомкал упаковку (Аристарх чуть не зажал руками уши), сунул недопитую бутылку колы в пакет (Аристарх поморщился) — и ушел восвояси.

Аристарх был счастлив. Мир вернулся к своей пасторальности, ветерок шептал, птички пели. Правда, через несколько минут Аристарх понял, что пение птичек уже не трогает его так, как совсем недавно. Прислушавшись к своим ощущениям, Аристарх обнаружил, что пение птичек его скорее раздражает, чем радует. Да что там скорее — просто раздражает. И ветерок стал дуть как-то неприятно, чтобы не сказать — противно. Пасторальность весеннего дня без остатка куда-то подевалась. Аристарх подумал, что ее (пасторальность) унес с собой хипстер. В том же пакете, где уже лежала его бутылка колы.

С тех пор хипстеров Аристарх не любит.

  Метки:

Добавить комментарий

Электроподписка

Укажите свой адрес электронной почты, чтобы получать уведомления о новых записях в этом блоге.

Мой Твиттер